Звезды голливуда и мирового кино

  • Главная
  • Подписаться на новости
  • Контакты
  • Поиск
Навигация:

Фото

Alex Garland
(Alexander Medawar Garland)
Алекс Гарленд
(Александр Мэдавар Гарленд)

Дата рождения: неизвестно

Алекс Гарленд: «Я начал читать комикс про Дредда в 10 лет»

Эндрю МакДональд и Аллон Рич — два продюсера, с которыми я работал — сказали, что они приобрели права на „Судью Дредда“, и спросили, не хочу ли я поработать над этим проектом. Они не знали, конечно, что я был большим поклонником комикса с детства. Разумеется, я сказал „да“ без секунды колебания.

Для «Судья Дредд 3D» Гарленд не просто написал сценарий. Он также принимал очень активное участие в качестве продюсера проекта.Алекс является, несомненно, человеком серьезным, поэтому все ответы его звучат очень основательно. Он много и с удовольствием подчеркивает, что кино — это результат объединенных усилий заинтересованных людей, при этом ничем не выделяет себя.

— Что в этом комиксе оказалось созвучно лично с тобой?
— Как ты знаешь, «Судья Дредд» — это британский комикс. Я начал читать его с 10 лет, то есть он выходил раньше, но я обнаружил его для себя, когда мне было 10 лет или около того. Я сразу увлекся им, хотя предназначался он в большей степени для старшего возраста. Многое в нем я просто не понимал тогда, но меня это не смущало. Я воспринимал его как фантастическую историю полицейского из будущего, совершенно не осознавая, что в ней был скрыт подтекст, сатира, политические комментарии. Все это я начал понимать, когда повзрослел и все стал перечитывать, открывая для себя новые стороны комикса. Так что я вырос с ним, можно сказать, не расставаясь с героем.
Прошло много лет. Я работал над постпродакшном фильма «Пекло» и готовился к производству сиквела другого фильма — картины «28 недель спустя». Эндрю МакДональд и Аллон Рич — два продюсера, с которыми я работал — сказали, что они приобрели права на «Судью Дредда», и спросили, не хочу ли я поработать над этим проектом. Они не знали, конечно, что я был большим поклонником комикса с детства. Разумеется, я сказал «да» без колебаний. Сложности начались после, так как я должен был выполнить свое обещание, несмотря на загруженность другими проектами. (Улыбается.)

— Насколько отличным от версии с Сильвестром Сталлоне тебе хотелось сделать этот фильм?
— Я и не думал о той версии, честно говоря. В первую очередь я думал о комиксе, который хорошо знал и любил. Книга прошла через множество авторов и художников, претерпевая изменения, угасая и возрождаясь. Наверное, на каком-то подсознательном уровне я относился к первому фильму о судье Дредде, словно это одна из версий комикса, сделанная каким-то другим художником и автором. Я собирался основывать свою историю на том комиксе, который полюбил, когда мне было десять. Так что вопрос об отличиях как бы исчезает сам по себе.

— Интересно, что это фильм, который прежде попал бы в категорию Б. Но в наше время они готовы на огромные затраты, чтобы выпустить кино по комиксу.
— Кто эти они? Тут важно отметить одну вещь. Этот фильм был с самого начала заявлен как независимый. Мы не собирались позволить кому бы то ни было диктовать нам какие-то условия. Мы попросту вылезли из нашей шкуры, чтобы добыть тот бюджет, который нам был нужен для «Дредда». Мы работали на паре фильмов похожего уровня и до этого. Например, над «Пеклом». Хотя этот проект создавался при других условиях, при помощи студии. «Судья Дредд» же был задуман как независимый британский проект. Постепенно к нам присоединились дистрибьюторы, какие-то компании, при помощи которых мы снимали фильм, но мы не работали с какой-то конкретной студией. В самом начале было только трое парней, которые лезли из кожи вон, чтобы самостоятельно найти деньги на этот фильм. Они — это студия, так я понимаю. То есть так это звучит в моем представлении. На этом фильме работали мы, бюджет составили мы, деньги нашли и все остальное…
Мы знаем из собственного опыта, что, когда ты не запрашиваешь слишком много, у тебя появляется больше свободы. Это очень простое уравнение на самом деле, и оно проверено на практике. Мы знали, что это фильм, который получит возрастной рейтинг R из-за количества насилия и упоминания специфического наркотика. Эта категория уже сама по себе накладывает определенные ограничения на бюджет фильма, что несет в себе требование определенного творческого подхода к материалу. Если кто-то тебе скажет, что фильм должен подходить под категорию «детям после 13 лет с разрешения и в сопровождении взрослых», нам придется выбросить из фильма практически все самое интересное. Мы не смогли бы упоминать этот наркотик, а соответственно, и галлюцинации, вызванные им, и сцены экстремального насилия, когда люди находятся под влиянием этого наркотика. Как я это себе представляю, будет уже совсем другой фильм.

— Какие-то конкретные сюжетные ходы сценария были вдохновлены непосредственно комиксом?
— Комикс состоит из нескольких видов. Один из них — эпический. «Дредд», в отличие от североамериканских комиксов, которые выходят ежемесячно по 30 страниц, а каждый содержит какую-то конкретную историю, выходил еженедельно. В нем не больше пяти-шести страниц. Это своего рода антология, где какая-то история развивается в течение года, становясь большой, эпической, нарастая от эпизода к эпизоду. Есть и другой вид — более резкий, событие одного дня. Когда я только начал писать сценарий, я нацеливался на эпическое развитие истории, а затем постепенно отклонялся от этого, понимая, что это неправильно. В итоге я выбрал другой путь, склоняясь больше к ежедневности повествования. Если говорить примерами из кино, то это что-то вроде «Нападения на 13-й участок».

— Получение рейтинга R дает фильму какое-то преимущество или, наоборот, в чем-то ограничивает?
— Разумеется, ограничивает. В первую очередь это ограничивает возможную аудиторию. В Америке (не знаю, как в Канаде), если у фильма подобный рейтинг, ты все же можешь прийти на него с родителями. В Англии и многих других европейских странах, если стоит рейтинг «после 18 лет», тебя все равно не пустят. Независимо от того, что ты пытаешься пройти со взрослыми или с родителями. При этом теряется выручка, как ты понимаешь.

— Когда ты работал над этим фильмом, ты думал о том, как воспримет его зритель?
— Я думаю, что фильмы, которые смотрят подростки, оказывают определенное влияние на них. Я думаю, что на «Дредда» отбрасывают тень фильмы Пола Верховена вроде «Робокопа» и «Вспомнить все». Комикс о Дредде оказал огромное влияние на создание «Робокопа», так что тут присутствует явный quid pro quo, своего рода обмен традициями, влияниями.

— «Судья Дредд» — фильм о насилии, верно? Не мог бы ты уточнить, какую он выражает точку зрения на насилие?
— Я бы сказал, что это фильм в большей степени об исполнении желаний, о том, что нужно быть в них осторожным. Мы исследовали эту тему собственно через судью Дредда и наркотики. Если ты живешь в среде, где всем правит криминал и насилие, ты можешь поймать себя на том, что хотел бы иметь такую защиту, как судья Дредд. Вопрос только в том, действительно ли ты хочешь иметь такие законы и приводить их в исполнение на месте? Если у тебя тяжкая жизнь, может быть, ты хочешь этот наркотик, чтобы сбежать от нее в галлюцинации, но хочешь ли этого на самом деле? Мы с Энтони работали над этим аспектом более напряженно, чем над другими вещами, пытаясь понять, как исследовать насилие, осознать его природу. В качестве примера я приведу свое увлечение документальными фильмами о природе. Они используют высокоскоростную съемку, когда акула или кит выныривают из воды.

-Я не из тех, кто придерживается традиционных способов написания сценария.
— Ты смотришь что-то о животном, но вдруг ловишь себя на том, что уже не думаешь об этом животном, а наблюдаешь за тем, как брызги воды соединяются, разлетаются и касаются друг друга, какая в этом сила и энергия. Ты словно отходишь в сторону от основного объекта, но все-таки остаешься с ним на связи. И тут возникает вопрос: а если я сделаю то же самое относительно изображения насилия в нашем мире? Кинематограф уже давно занимается прославлением насилия, но можно ли превратить насилие в нечто такое, что может стать просто эстетикой, настолько абстрактным явлением, чтобы стать неподдельно прекрасным? Не так, как, скажем, балет прекрасен, а именно эстетически. Даже если у кого-то вылетает глаз, голова разбивается о цементную стену. В каком направлении ты можешь это использовать? Мы рассматривали этот вопрос со всех сторон, возможных и невозможных. На сценарий, конечно, наши обсуждения не влияли. Сценарий уже был готов. Наши поиски могли повлиять только на то, как сценарий будет воплощен на экране. То, что мы обсуждали, касалось определенных кадров. Многие из них проходили очень сложный процесс. Каждый кадр являлся продуктом композиции серии кадров с применением VFX, и в это было вложено огромное количество работы. Каждый кадр проходил множество разных стадий, поэтому наши разговоры на эту тему практически не прекращались. Даже на стадии постпродакшна мы могли эффектно изменить какой-то кадр, делая его более размытым или более четким, превращая прекрасное в уродливое. Где граница всего этого?

— Обычно сценаристы не принимают такое непосредственное участие в работе над фильмом…
— Я не из тех, кто придерживается традиционных способов написания сценария. В создании фильма принимает участие коллектив, команда. Это продукт сотрудничества многих творческих людей. И сценарист совсем даже не исключение. Ты на площадке не для того, чтобы следить за точностью выполнения сценария, а для того, чтобы помогать всеми возможными способами правильно его понять, увидеть каждую сцену со всех сторон: глазами режиссера, оператора, актеров. Все вносят свою лепту, и я не хочу оставаться в стороне от этого процесса.

— Сколько на самом деле вошло в фильм из сценария? Многое пришлось изменять, выбрасывать?
— Сценарий меняется в процессе съемки, и это неизбежно. На это влияют даже погодные условия. Но процесс сокращения или кардинальных изменений происходит уже в период монтирования фильма. Все видится немного иначе, чем на площадке. Ритм истории может измениться, и что-то в нее уже не входит. Только во время монтажа можно понять, как фильм на самом деле срастается в единое целое. Ты знаешь, мне даже нравится резать сцены, выбирать кусочки, переставлять местами, использовать любое мгновение, которое пойдет на пользу моей истории.

Источник: сайт: "kinonews.ru".


  • Вконтакте
  • Facebook