Звезды голливуда и мирового кино

  • Главная
  • Подписаться на новости
  • Контакты
  • Поиск
Навигация:

Фото

Michael Schlicht
Михаэль Шлихт

Дата рождения: 30 мая 1955

Михаэль Шлихт и Пол Хет: «Monumental Pictures производит русское кино при помощи русского таланта»

Представителями компании Monumental Pictures Михаэлем Шлихтом и Полом Хетом. Они рассказали об их совместном бизнесе и, в частности, о проекте «Первая любовь».
Корреспондент:
Как родилась идея создания компании Monumental Pictures? Как задуманное реализовывалось?
Михаэль Шлихт:
Идея возникла спонтанно. Пол мой товарищ и друг, и мы всегда хотели расширить поле нашей деятельности. Пол занимается кинопоказом, он руководитель крупной киносети в Москве. Я давно работаю в кинопрокате, уже лет десять – начинал с компании «Гемини», потом руководил компанией «20 век Фокс СНГ», сейчас возглавляю Sony Pictures Entertainment в России. Мы посчитали, что стоит объединить опыт кинопрокатчика и кинопоказчика, привлечь специалистов по производству, поскольку из этого что-то может получиться. Мы ввязались в авантюру. В девяностые годы был популярен анекдот про бизнес по-русски: двое договариваются делать бизнес – продать вагон повидла. Расходятся, один – в поисках денег, а другой – в поисках повидла. Так и мы. Пол отправился искать деньги, а я – проекты, фильмы. В конце концов, он нашел деньги в компании Sony Pictures, а я – сценарии, режиссеров. Мы начали заниматься рискованным делом под названием Monumental Pictures.
Пол Хет:
Мы с Михаэлем уже достаточно долго работаем в кинобизнесе. Будучи руководителем компании «Киностар», я время от времени помогал российским продюсерам продавать их картины за пределы России. Так было с «Ночным дозором». Логично, что следующим моим шагом должно было быть участие в создании кинокартин. Я начал свою работу в России в 1993 году, и за это время достаточно изучил страну. Мы договорились о сотрудничестве с компанией Sony Pictures – было решено создать ее представительство в России. С их помощью мы учредили компанию по производству фильмов Monumental Pictures.
Корреспондент:
В чем основной принцип работы компании? Снимать исключительно российское кино или брать американскую основу и вкладывать в нее оригинальное русское содержание?
Михаэль Шлихт:
Изначальный принцип – делать русское кино. Мы придерживаемся экономической модели, которая заключается в том, что Monumental Pictures производит русское кино при помощи русского таланта, русских режиссеров и, допустим, осветителей, которое будет прокатываться на двух-трех рынках: в России, Украине и Казахстане. Конечно, это рискованно. Американский кинематограф имеет весь мир – сто двадцать рынков, а у нас всего три, три с половиной от силы. Если вдруг получится продать что-то за пределы названных стран, мы будем рады получить сверхприбыль, но рассчитывать на это не стоит. Хотя, например, DVD и телевизионные права на наш самый-самый первый фильм, первый, так сказать, блин под названием «Путевой обходчик», который мы пекли два года назад, продавались в Америку и Канаду. Нам это в радость.
Пол Хет:
В первую очередь мы намерены делать оригинальное российское кино – таковыми являются те пять картин, которые уже были выпущены в России. Но, возможно, есть смысл заняться ремейками, например, сделать российский вариант «Свадьбы моего лучшего друга». Несмотря на то, что это американский фильм, его сюжет абсолютно универсален, он подходит для любой страны. Это пример картины, на которую мы собираемся сделать ремейк – на русской почве, с российскими актерами. Мы разрабатываем данный проект, но его релиза можно ожидать много позже 2010 года.
Корреспондент:
Создание российского продюсерского центра было запланировано с самого начала, или он возник под влиянием обстоятельств?
Михаэль Шлихт:
Создать продюсерский центр было задумано изначально. Мы не начинали заниматься этой авантюрой до тех пор, пока не были уверены, что у нас хватает финансирования хотя бы на десять фильмов, потому что считали и до сих пор считаем, для того, чтобы заниматься кинопроизводством индустриально, нужно дыхание, и финансовое, и ментальное. Необходимо не пугаться неуспехов первых проектов. Должны быть деньги, чтобы пройти весь путь. Мы договорились с Sony Pictures, что они готовы поддержать нас на этом пути, невзирая на то, что какой-то проект может провалиться. Это закон индустрии. Не бывает так, что каждый фильм оказывается успешен. С другой стороны, обязательно бывает так, что среди определенного количества фильмов, если не теряется надежда, обязательно один–два выстрелит. Это подтвердил наш предыдущий проект - «Самый лучший фильм 2».
Корреспондент:
Каковы дальнейшие планы по сотрудничеству с дистрибьюторскими компаниями? Или имеется окончательная договоренность с BVSPR?
Михаэль Шлихт:
Sony Pictures – наш постоянный партнер. Мы притираемся друг к другу – раньше они не выпускали отечественное кино, но все идет очень хорошо. Ребята – настоящие профессионалы. Чем дальше, тем лучше мы понимаем друг друга.
Пол Хет:
Мы очень комфортно ощущаем себя, сотрудничая с Sony Pictures. Эта компания во многом нам очень помогла, и нет смысла искать другого дистрибьютора.
Корреспондент:
Обладает ли картина «Первая любовь» чертами американских музыкальных фильмов и мюзиклов?
Михаэль Шлихт:
Намерения соответствовать американским мюзиклам у нас не было, наоборот, мы хотели этого избегать, потому что кино должно быть все-таки про нас, про русских. На первый взгляд, оно как будто про другую страну и про других людей, но на самом деле это не так – подобных домов культуры в России море, каждый день туда ходят заниматься много людей. По мере того как разрабатывался сценарий, мы все больше и больше убеждались в том, что история как раз про Россию, про российскую провинцию, про средние маленькие города. Конечно, это не про гламур, и мы даже боялись, как бы этот уход от гламура, от того, о чем сейчас любят писать и говорить, не навредил нашей картине.
Пол Хет:
Я вырос на мюзиклах, мой отец был актером и театральным режиссером. «Первая любовь» может напомнить многие очень популярные некогда, в том числе и несколько лет назад, мюзиклы. Мы не следовали за какими-то американскими образцами, а старались не отступать от канонов классического мюзикла. Великолепная музыка, хореография…над всем этим велась очень кропотливая работа. Многое в фильме выглядит как импровизация, но это не так.
Корреспондент:
Был ли расчет на любовь зрителей к таким фильмам, когда фильм разрабатывался?
Михаэль Шлихт:
Да, и «Стиляги» подтвердили востребованность музыкальных фильмов. Хотя когда мы начинали делать «Первую любовь», про фильм «Стиляги» еще никто не говорил, поэтому никакого влияния, конечно, не было. Мы только потом узнали об этом проекте – он совсем другой. Изначально расчет был на зрителя в возрасте от двенадцати до восемнадцати лет – чтобы девочки водили мальчиков в кино, чтобы мальчишкам было, на что пригласить своих девочек. Если повезет, то кое-какие родители заглянут в кинотеатры на праздник 8 марта. Расчет на то, что зритель любит музыкальные фильмы, безусловно, был, но на это есть и контраргументы – американские мюзиклы, например, «Классный мюзикл», не очень хорошо прокатались. Не знаю, удастся ли нам убедить зрителя, что это не очередной американский фильм про американскую жизнь… В этом как раз и состоит вызов для нас. Мы старались использовать опыт иностранных кинопроизводителей, поэтому привлекали к сотрудничеству продюсеров «Классного мюзикла», потому что они досконально знают эту кухню, как уложиться в выделенные деньги без ущерба для картины. Они знают технологию производства.
Пол Хет:
Да, мы много думали об этом. Мюзиклы – новый жанр для российского кинематографа, и потому работа в этом направлении – большой риск. Но мы рассчитывали на то, что молодые люди любят музыку – они слушают ее по радио, в CD-плейерах, через I-pod, в машине. Также молодежь любит танцевать. Мы надеемся, что все это повлияет на успех «Первой любви».
Корреспондент:
Довольны ли Вы результатом, который, начиная с 5 марта, будет показан российскому зрителю?
Михаэль Шлихт:
Довольны только ленивые – где-то не хватило времени, бюджета на пересъемку, очевидны какие-то просчеты, недоделки. Но в принципе, так всегда. Получилось доброе кино, которое теперь нам надо продать.
Пол Хет:
Я видел фильм 57 раз, на разных этапах работы над ним. Изменения вносились очень медленно, но я доволен тем, что получилось.
Корреспондент:
Каков производственный бюджет картины и бюджет на продвижение?
Михаэль Шлихт:
Цифры мы не говорим, потому что все врут, никто не верит. Какой смысл называть их? Если я скажу правду, то наши данные будут невыгодно отличаться от остальных, самому же обманывать не хочется.
Корреспондент:
Каковы перспективы проката проекта «Первая любовь»? Будет ли фильм продан за рубеж?
Михаэль Шлихт:
Мы хотим заработать немного денег на уже названных мной трех-четырех рынках. В прокат в этих странах фильм выходит одновременно 5 марта. Надеемся заработать на кинопрокате, а потом на DVD и телевизионных правах – все как обычно.
Пол Хет:
Мы ориентируемся на российский рынок в первую очередь, а также на русскоговорящие страны: Украину, Белоруссию, Казахстан. Мы сделали хороший фильм, который должен понравиться молодежи. Моя жена и бабушка русские, они тоже много раз видели картину, и она им понравилась. Я доверяю их мнению.
Корреспондент:
А какие ожидания по бокс-офису?
Михаэль Шлихт:
Мы очень суеверные, и, к тому же, сейчас такие времена, что прогнозы делать очень сложно. Основные траты были сделаны год назад, тогда расчет был совсем другой. Но, тем не менее, мы оптимисты.

Источник: сайт: "proficinema.ru".


  • Вконтакте
  • Facebook